04.09.2021

Декабристы и Русская Америка


Внимание декабристов к Русской Америке было связано с активизацией освоения Россией своих заморских владений в начале XIX века и обусловлено их профессиональными и политическими амбициями.

В свою очередь, созданная в конце XVIII века Российско-американская компания (РАК) была заинтересована в использовании в своих целях интереса образованных и целеустремлённых энтузиастов. В числе таковых заметно проявили себя декабристы, окончившие Морской кадетский корпус и с молодости принимавшие участие в первых отечественных кругосветных плаваниях, связанных с исследованиями русских территорий на северо-западе Северной Америки.

Роль Русской Америки и место её в общественном устройстве будущей России обсуждались в планах и программных документах тайных обществ.

Декабристы и морские экспедиции к Русской Америке

Интерес декабристов к Русской Америке формировался на фоне характерного для России начала XIX века стремления ознакомиться с общественной жизнью и политическим устройством зарубежных стран. С. Г. Волконский писал, что собирался в 1815 году посетить разные страны и, особенно, «Американские Штаты, занимавшие тогда умы нашей русской молодежи, по их самостоятельному быту и по демократическому политическому составу».

К. Ф. Рылеев, собираясь в отставку в 1818 году, говорил сослуживцам о желании уехать в Америку, чтобы начать там «основание колонии независимости, и тогда, кто захочет из вас жить по произволу, не быть в зависимости от подобных себе, не слышать о лихоимстве и беззакониях нашей страны, тех я приму с распростёртыми объятиями, и мы заживём так, как немногие из смертных!». Подполковник в отставке А. В. Поджио получил в 1825 году заграничный паспорт и собирался покинуть Россию, чтобы «искать для себя новой жизни свободной Америке».

Первые плавания

В это же время успешный опыт первых кругосветных плаваний российских военных кораблей и поддержка нового морского министра адмирала Н. С. Мордвинова позволили приступить к организации, экспедиций, которые могли бы совместить исследовательские цели с транспортировкой грузов РАК и охраной её территорий.

7 августа 1803 года Россия отправила из Кронштадта на Камчатку и к Тихоокеанским берегам Северной Америки первую отечественную экспедицию вокруг света на кораблях «Надежда» и «Нева» под командой капитан-лейтенантов И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского. На борту «Надежды» находился посланный для переговоров в Японию Н. П. Резанов и попутно в для инспекции деятельности РАК.

В 1805 году мичман Охотского порта В. И. Штейнгель , командовавший военным транспортным галиотом «Охотск», был отправлен в Петропавловскую гавань с грузом провизии и почтой на встречу с кораблём "Надежда" И. Ф. Крузенштерна, который должен был из Японии зайти на Камчатку.

И. Ф. Крузенштерн о пребывании на Камчатке в сентябре 1805 года

Уже после возвращения с Камчатки мичман Штейнгель в 1806 году в Якутске встретился с Н. П. Резановым, который после их знакомства порекомендовал правлению РАК обратиться с просьбой к морскому министру о переводе Штейнгеля на службу в компанию, чтобы вместе с ним в следующем году посетить русскую колонию в Калифорнии. Планам Резанова не было суждено исполниться – в 1807 году он умер в Красноярске.

В 1813 году мичман Н. А. Бестужев оставил преподавательскую деятельность в Морском кадетском корпусе и перешел во флот ради участия в плавании к берегам Аляски на остров Ситха по приглашению капитан-лейтенанта Д. В. Макарова, назначенного командиром принадлежавшего РАК корабля «Суворов». 8 сентября 1813 года в Адмиралтейств-коллегию было направлено отношение о готовности «Суворова» к кругосветному плаванию. 18 сентября 1813 года корабль был выведен на Кронштадтский рейд, но из-за разногласий Макарова с директорами компании офицерский состав экспедиции был изменён.

Из «Истинных записок моей жизни» лейтенанта С. Я. Унковского

9 октября 1813 года «Суворов» вышел с Кронштадтского рейда уже под командованием лейтенантов М. П. Лазарева и С. Я. Унковского.

Кругосветные экспедиции

В 1817—1819 годах гардемарин Ф. С. Лутковский принял участие в кругосветном плавании на шлюпе императорского флота «Камчатка» под командованием В. М. Головнина, которому было предписано «обозреть колонии Российско-Американской компании и исследовать поступки ее служителей в отношении к природным жителям областей, ею занимаемых, и, наконец, определить географическое положение тех островов и мест российских владений, кои не были доселе определены».

О поручении В. М. Головнину исследовать условия жизни местного населения в колониях РАК

По возвращении из плавания В. М. Головнин в своей записке руководству РАК, обосновывая приоритетное право России на освоение и защиту её территорий в Северной Америки от посягательства иностранцев, подчеркнул, что особые усилия нужны для наведения там порядка, «когда внутри империи и даже в самых столицах, куда и глаз правительства проницает и рука правосудия достигает, и там разные злоупотребления существуют, то как же можно истребить оные вовсе в такой отдаленности?».

В 1821—1824 годах лейтенант М К. Кюхельбекер и мичман Ф. С. Лутковский совершили кругосветное плавание на военном шлюпе «Аполлон» для доставки грузов на Камчатку и крейсерства у берегов Русской Америки.

Из рапорта лейтенанта С. П. Хрущёва А. В. Моллеру о плавании шлюпа «Аполлон»

За участие в экспедиции они были награждены орденами: М. К. Кюхельбекер - святого Владимира 4-й степени, Ф. С. Лутковский - святой Анны 3-й степени.

В 1820—1822 гг. лейтенант В. П. Романов участвовал в кругосветном плавании к берегам Русской Америки на принадлежавшем РАК корабле «Кутузов» под командованием П. А. Дохтурова. По прибытии в Ново-Архангельск, Романов изучал образ жизни и обычаи индейцев племени калоши (колюжи), обитавших на северо-западном побережье Северной Америки между 40° и 60° широты. В свои заметках, опубликованных в 1825 году в журнале «Северный Архив», он объяснил мотивы своего интереса к исследованиям скудностью сведений о коренных жителях русских колоний тем, что первый правитель «Баранов, конечно, собирал нужные сведения, но они теперь вместе с ним исчезли».

В 1822—1825 гг. в кругосветной экспедиции на военном фрегате «Крейсер» под командованием М. П. Лазарева, с целью обеспечить безопасность территориальных вод Русской Америки, приняли участие лейтенант Ф. Г. Вишневский, награждённый за это плавание орденом Святого Владимира 4-й степени.

В этом же плавании участвовал мичман Дмитрий Иринархович Завалишин. По ходу плавания до острова Ситха, куда «Крейсер» прибыл 2 сентября 1823 года, он принимал участие в гидрометеорологических, геомагнитных и астрономических наблюдениях. 14 ноября фрегат отправился Сан-Франциско. Завалишин в течение зимы 1823-1824 годов занимался географическими и этнографическими исследованиями. Особое внимание он уделял сбору географических сведений о Калифорнии и статистических данных о хозяйственной деятельности в ней испанских завоевателей, а также знакомству с отношением их к местным индейцам и русским колонистам. По срочному указанию Александра I Завалишин был отозван из экспедиции и через Сибирь вернулся по суше в Петербург. Часть его этнографической коллекции, собранной на Аляске и в Калифорнии и изъятой после ареста в 1826 году, попала в Музей государственного Адмиралтейского департамента.

В 1824-1825 годах капитан-лейтенант К. П. Торсон после возвращения из кругосветного плавания к Антарктиде на шлюпе «Восток» под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузен занимался подготовкой к экспедиции в район Берингова пролива. По поручению начальника морского штаба А. В. Моллера он отвечал за строительство кораблей, подбор экипажа и разработку задач и инструкции для предстоявшего плавания. Участвовавший в подготовительной деятельности Торсона лейтенант М. А. Бестужев позднее вспоминал, что инструкция «утверждена была высочайшею волею». В. М. Пасецкий, ссылаясь на переписку двух известных мореходов Ф. П. Врангеля и Ф. П. Литке, писал о секретном характере планируемой экспедиции, цели которой не предавались огласке.

Из книги В. М. Пасецкого «Географические исследования декабристов»

Но их планы не осуществились: М. А. Бестужева в марте 1825 года перевели в Московский лейб-гвардии полк, а после восстания 14 декабря оба были арестованы.

Спустя чуть более месяца после обнародования приговора декабристам - 20 августа 1826 года в кругосветное трёхлетнее плавание на одном из этих кораблей – шлюпе «Сенявин» под командованием Ф. П. Литке из Кронштадта вокруг мыса Горн в Берингово море вышел в качестве старшего офицера лейтенант Николай Иринархович Завалишин, старший брат Д. И. Завалишина.

С мыслями о будущем Русской Америки

Просветительство

Уже во время первой кругосветной экспедиции наряду с другими грузами для нужд РАК были отправлены и первые книги. Н. П. Резанов до отплытия кораблей обратился к известным общественным деятелям с призывом помочь просвещению отдалённых колоний и собрать книги для отправки на остров Кадьяк. Одним из первых на просьбу откликнулся А. Ф. Бестужев — отец четырёх будущих декабристов. Он прислал Резанову издания собственного трактата «О воспитании», напечатанного в «Санкт-Петербургском журнале» и в виде отдельной книги в 1803 году.

Иоанн Вениаминов
на юбилейной монете

В последующие годы декабристы, имевшие отношение к Русской Америке, считали своим долгом пополнять создаваемую там библиотеку. Исследователи отмечали, что они «сыграли заметную роль в формировании круга чтения русских поселенцев в американских колониях». Среди книг, отправленных в Ново-Архангельск В. П. Романовым после возвращения из плавания, были первый выпуск издаваемого А. С. Пушкиным и К. Ф. Рылеевым альманаха «Полярная звезда» (1823) и «Шильонский узник» Байрона. Уналашкинский православный священник Иоанн Вениаминов в переписке упоминал о книгах, присылаемых в Ново-Архангельск из Главного правления «для меня лично и для училища». Вступивший в должность правителя канцелярии Главного правления РАК К. Ф. Рылеев утверждал списки книг для американских колоний. Перечень изданий, отправляемых в 1825 году, включал в себя периодические журналы «Сын Отечества», «Северный Архив», «Вестник Европы», отдельное издание поэмы «Думы» самого К. Ф. Рылеева и другие книги.

Побывавший в Ситхе в 1827 году Ф. П. Литке писал, какое значение для жителей удалённой от России колонии имела «библиотека, завезённая ещё камергером Резановым и ежегодно пополняемая».

К. Т. Хлебников, который в 1818—1832 годы был правителем Ново-архангельской конторы РАК, писал, что «библиотека в Ситхе состоит из более тысячи двухсот номеров книг» .

Путешественник Л. А. Загоскин, с 1838 года служивший в РАК, писал об «ежегодно пополняемой» компанейской библиотеке в Ново-Архангельске, отмечая, что «в частной, обыкновенной жизни человека смело можно считать Ситху ближе к Петербургу, чем большая часть наших провинциальных городов».

Исследовательские проекты В. П. Романова

Ещё во время пребывания в Ново-Архангельске В. П. Романов пришёл к выводу о возможности проведения сухопутной экспедиции для описи реки Медной и северного побережья Америки. Идея была поддержана правителем русских владений в Америке М. И. Муравьёвым.

Через несколько месяцев после возвращения в Петербург В. П. Романов разработал и передал управляющему морским министерством Моллеру свой план экспедиции в Северную Америку для поиска прохода по суше от территорий РАК к Гудзонову заливу.

Письмо лейтенанта В. П. Романова начальнику морского штаба А. В. фон Моллеру

23 декабря 1822 года Моллер направил проект В. П. Романова «Предначертание экспедиции от реки Медной по сухому пути до Ледовитого моря и до Гудзонскаго залива»на рассмотрение в Адмиралтейский департамент, который занимался экспедиционной деятельностью флота. На обращение по этому поводу Главное правление РАК отписалось тем, что исследования в интересах компании в том регионе планируются управляющим колониями М. И. Муравьёвым, а организация специальной экспедиции не принесёт никакой пользы, «кроме географических познаний». Романов, не отказавшийся от попыток убедить руководство Морского министерства в целесообразности исследований, воспользовался знакомством, морским опытом и литературными способностями Н. А. Бестужева, прикомандированному в то время к Адмиралтейскому департаменту , при разработке новых предложений. Об их знакомстве Романов говорил на допросах в ходе следствия по делу о событиях 14 декабря: «До 1823 года с Николаем Бестужевым был так только знаком, как и со всеми служащими офицерами в одном порту; в начале того года вознамерился подать прожекты насчет описи в Северной нашей Америке, прибегнул к нему как человеку, известному по литературе; он охотно согласился их поправить…»

8 февраля 1823 года Романов представил Моллеру новый план — «Предначертание экспедиции для описи берега Америки между Ледяным мысом и рекой Маккензи», предлагая совместить её с плаванием в тот регион экспедиции О. Е. Коцебу на шлюпе «Предприятие».

Из письма В. П. Романова А. В. Моллеру от 8 февраля 1823 года

Этот проект тоже остался невостребованным. Позднее К. Ф. Рылеев, назначенный правителем дел правления РАК, познакомился c предложениями Романова и пришёл к выводу, что выполнение их могло бы принести «не только славу, что первые русские рассмотрят тот край, ибо ни одна европейская нога не была в оном, но и пользу», имея в виду перспективу контактов с Компанией Гудзонова залива и возможность появления новых «ветвей промышленности».

После ареста декабристов по указанию императора бумаги Романова были опечатаны.

Идеи Д. И. Завалишина

Посещение русских колоний в Северной Америке обусловило интерес Д. И. Завалишина к их возможному укреплению, в том числе за счёт распространения российского влияния на Калифорнию. Достижению этого должна была способствовать деятельность задуманного им «Ордена Восстановления», местом пребывания которого и стала бы Калифорния. В ноябре 1824 года его предложение с обоснованием важности и способа расширения владений РАК в Калифорнии рассматривалось специальным правительственным комитетом с участием Н. С. Мордвинова и было сочтено «неудобовозможным в настоящее время». Тем не менее, некоторые высказанные им соображения о недостатках в управлении колониями в Америке заинтересовали Александра I и он поручил Н. С. Мордвинову определить в них «возможную пользу» .

Адмирал порекомендовал Завалишина правителю дел канцелярии компании К. Ф. Рылееву, который, по воспоминаниям Е. П. Оболенского, в это время был обеспокоен угрозой «передачи североамериканцам основанной нами колонии Росс в Калифорнии» в силу подписанной в апреле 1824 года конвенции между Россией и США. В результате Завалишину, связи которого в Калифорнии заинтересовали компанию, было предложено место правителя колонии Форт-Росс. Однако, просьба о переводе из флота на службу в компанию не была поддержана императором.

Арестованный после декабрьских событий Завалишин писал 24 января 1826 года уже Николаю I: «Калифорния, поддавшаяся России и заселённая русскими, осталась бы навсегда в её власти. Приобретение её гаваней и дешевизна содержания позволяли содержать там наблюдательный флот, который доставил бы России владычество над Тихим океаном и китайскою торговлей, упрочило бы владение другими колониями, ограничило бы влияние Соединённых Штатов и Англии»

Бумаги Д. И. Завалишина с неосуществлёнными предложениями не сохранились в архивах РАК. Позднее в статье «Дело о колонии Росс» он написал, что после событий 14 декабря 1825 года их сжёг один из директоров компании И. В. Прокофьев из боязни скомпрометировать правление связями с злоумышленниками.

К 1841 году деятельность колонии Форт-Росс была свёрнута, а в 1847 году Компания Гудзонова залива уже строила своё укрепление на землях Русской Америки – Форт-Юкон. В 1849 году Завалишин с сожалением писал И. И. Пущину: «Если бы мои предложения были приняты в том виде, как я их представил, я надеялся привести к тому, что Калифорния добровольно подчинилась бы России, или сделалась бы русскою прежде, нежели кто-либо имел бы возможность тому воспрепятствовать».

В проекте «Русской правды»

Свою точку зрения на проблемы Русской Америки и месте её в границах государства отразил в своём конституционном проекте руководитель Южного общества декабристов П. И. Пестель. В «Русской правде» в разделе «О различных племенах к России присоединённых» (глава 2, § 4) он писал о жителях единственной российской колонии — территорий РАК в Северной Америке:

По сходству их с восточными народами сибирскими подлежат они одинаковым с ними мероприятиям. Общее же правило в отношении колоний состоит в том, что ими надо управлять таким образом, чтобы возможность была даровать им независимость, если они достаточно сделаются сильными, дабы оную пользоваться и потому надо ими управлять более в виде покровительства, чем в виде полного обладания.

Располагая сведениями о положении населения основанных РАК колоний, руководитель Южного общества декабристов П. И. Пестель, отец которого сибирский губернатор И. Б. Пестель обращал внимание правительства на факты притеснения коренных жителей «не только на ближайших Алеутских и Курильских островах, но и в самой Америке», сделал в «Русской правде» (глава 2, § 13) вывод, что среди народов Сибири «самые несчастные народы суть те, которые управляются Американской компанией. Она угнетает, грабит и нимало о них не заботится, почему и должны непременно сии народы от неё быть совершенно освобождены»

В планах изоляции императорской семьи

Благодаря увлечённости Д. И. Завалишина планами присоединения Калифорнии к России и укрепления колонии Форт-Росс, члены тайного общества уверовали, что «это местечко, населившись, должно сделаться ядром русской свободы. Каким образом ничтожная колония Тихого океана могла иметь какое-нибудь влияние на судьбы такого громадного государства, как Россия, тогда это критическое воззрение не приходило нам в голову».

Но обстоятельства сложились таким образом, что Завалишин обратился к этой удалённой территории в связи с обсуждением вопроса о судьбе («истреблении») императорской семьи, ставшего принципиально важным при согласовании тактики восстания участниками тайных обществ, как Северного, так и Южного.

В 1825 году их руководители сочли, что для успешной реализации планов захвата власти необходимы строгая изоляция всех членов императорской семьи (за исключением самого императора) и отправка их на корабле за границу в надёжное место для исключения возможности реставрации самодержавной власти её потенциальными сторонниками. К подготовке экипажа и корабля кронштадтского флота для выполнения этой миссии Рылеев заранее пытался привлечь опытных морских офицеров Завалишина и Торсона.

Д. И. Завалишин на следствии признал, что предлагал выбрать, как место изоляции императорской семьи, именно Соединённые Штаты, а не какую-либо европейскую страну, где члены семьи могли рассчитывать на помощь союзников и на родственные связи с правящими династиями.

Декабристы - служащие и акционеры РАК

Кондратий Фёдорович
Рылеев

К. Ф. Рылеев с весны 1824 года по рекомендации Н. С. Мордвинова занимал должность правителя канцелярии главного правления РАК.

В доме правления на Мойке, 72 находилась и его квартира. В этом же доме жил А. А. Бестужев.

В квартире Рылеева — «сборном месте наших совещаний», как называли её декабристы, бывали Г. С. Батеньков., получивший в ноябре 1825 года предложение занять место управляющего русскими колониями в Северной Америке, В. И. Штейнгель, который ещё в 1806 году был намерен перейти из флота на службу в компанию, Д. И. Завалишин, намеченный компанией на должность правителя колонии Форт-Росс, Н. А. Бестужев, Е. П. Оболенский.

Столоначальник главного правления РАК - литератор О. М. Сомов, который часто встречался с ними у Рылеева, был арестован по подозрению в принадлежности к тайному обществу, но Рылеев на допросах не подтвердил его причастность к заговору. Николай I, когда у Сомова при допросе спросили, где он служит, заметил: «Хороша собралась у вас там компания!».

На службу в компанию принимались морские офицеры, участвовавшие в плаваниях на кораблях, принадлежавших РАК, в том числе, в течение трёх лет там числился В. П. Романов. На службу в РАК, «которой дана была привилегия иметь командирами своих судов офицеров императорского флота», пытались перейти декабристы — А. П. Арбузов , братья А. П. и П. П. Беляевы, М. К. Кюхельбекер. Желание привлечь к себе энергичных инициаторов перспективных проектов компания подтверждала выделением им пакетов акций, По состоянию на июнь 1825 года в числе акционеров РАК были К. Ф. Рылеев, Д. И. Завалишин, В. И. Штейнгель. Каждый из них имел по пакету из 10 акций, который давал право голоса на собраниях акционеров. Правом голосовать обладали 180 человек из 650 акционеров компании.

Русская Америка: отклики на события 14 декабря

Одним из первых в Русской Америке известия о событиях 14 декабря получил Ф. П. Врангель во время кругосветного плавания на транспорте «Кротком» по прибытии на Ситху 21 сентября 1826 года из письма Ф. П. Литке. Письмо о заговоре и сочувствии посягнувшим на государственные устои знакомым им обоим морякам было отправлено из Петербурга 12 января 1826 года. 2 октября Ф. П. Врангель писал в ответ, что недостаток подробных сведений о «возмущении» не позволил ему дать оценку событиям.

«Летописец Русской Америки» К. Т. Хлебников общался, а позднее и переписывался с декабристами Д. И. Завалишиным и В. П. Романовым. Узнав с большой задержкой о случившемся в Петербурге восстании декабристов, он в апреле 1827 года с сожалением писал об этом находившемуся на острове Уналашка пресвитеру Иоанну Вениаминову. В своём ответе просветитель, лингвист и этнограф, Иоанн Вениаминов, служивший для современников «образцом честного служения долгу, преданности высшим интересам» писал:

Вы пишете о печальных событиях в России с сожалением и удивлением. Конечно, стоит сожаления и удивления. Таковой переворот, а может быть ещё не кончившийся, дай Боже, чтобы всё утихло.
О вы, великие просвещённые умы! Какой стыд, какой срам навлекли на нашу Россию! Что теперь скажут иностранцы?… Вообразить горестно и стыдно — революция в России.
…Всё сие служит новым доказательством, что человек и самый просвещённый есть человек – «ложь», по слову Давида. И что истинное просвещение состоит в образовании сердца – при необходимых сведениях.

Приговорённый к каторге декабрист Д. И. Завалишин позднее напомнил до того уже сказанное одним из американцев, что они успокоятся только тогда, когда север Тихого океана «сделается исключительно нашим морем», но, как писал доктор исторических наук М. И. Белов, ни пионеры освоения Русской Америки, ни декабристы «не могли изменить близорукую политику царского двора».

5 декабря 1840 года в Петербурге состоялась хиротония отца Иоанна Вениаминова во епископа Камчатского, Курильского и Алеутских островов. В это же время положительно решился вопрос о продаже Форт-Росса, который входил в миссионерскую территорию нового епископа.

Комментарии

  • ↑ К моменту, когда в сентябре 1805 года транспорт «Охотск» Штейнгеля прибыл в Петропавловскую гавань, Н. П. Резанов уже отправился оттуда к берегам Русской Америки и в конце августа был уже в Ново-Архангельске.
  • ↑ Лейтенант А. А. Моллер – сын начальника морского штаба А. В. Моллера, адъютантом которого был назначен Торсон.
  • ↑ Д. И. Завалишин в ходе следствия по делу декабристов утверждал, что его старший брат Н. И. Завалишин не имел никакого отношения к планам тайного общества.
  • ↑ Л. А. Загоскин учился в МКК, в котором преподавал Д. И. Завалишин. С некоторыми сосланными в Сибирь декабристами он был знаком лично.
  • ↑ В московской исторической библиотеке сохранилась изданная в 1825 году книга Н. А. Бестужева «Плавание фрегата Проворного в 1824 году» с дарственной надписью «Любезному другу Владимиру Павловичу Романову от Бестужева». 30 января 1825 года Бестужев был избран уже членом Адмиралтейского департамента.
  • ↑ Ныне – мыс Icy Cape, Alaska
  • ↑ В. И. Штейнгель, родственник директора РАК Н. И. Кусова и близко знавший другого директора - И. В. Прокофьевым, в декабре 1825 года жил в доме правления и участвовал в написании манифеста участников восстания 14 декабря.
  • ↑ О. М. Сомов не только тесно общался с декабристами, но и жил в одной квартире с А. А. Бестужевым .
  • ↑ У мореплавателя В. М. Головина было 10 акций, директора компании И. В. Прокофьева — 25, у семьи адмирала Н. С. Мордвинова — 55. Лично императору принадлежали 60 акции.
  • ↑ После событий 14 декабря 1825 года имя К. Т. Хлебникова попало в поле зрения Комитета для изыскания о злоумышленном обществе (среди бумаг декабриста Д. И. Завалишина при обыске была обнаружена копия иносказательного письма в его адрес), но, как отмечено в Алфавите Боровкова, следствие «оставило сие без внимания».
  • ↑ Пс. 115:2

  • Похожие новости:

    Митрополия двух Америк

    Митрополия двух Америк
    Румынская православная митрополия двух Америк (рум. Mitropolia Ortodoxă Română a celor două Americi, англ. The Romanian Orthodox Metropolia of the Americas) — автономная митрополия Румынской

    Проффер, Карл

    Проффер, Карл
    Карл Рэй Проффер (англ. Carl Ray Proffer; 3 сентября 1938, Буффало, Нью-Йорк — 24 сентября 1984, Анн-Арбор, Мичиган) — американский славист, литературовед, переводчик, издатель, профессор

    Нижнее Мальцево (Сасовский район)

    Нижнее Мальцево (Сасовский район)
    Нижнее Мальцево (Воронцовка, Нижнемальцево) — село в Сасовском районе Рязанской области России. Административный центр Нижнемальцевского сельского поселения. Ближайшие населённые пункты: посёлок

    Эдмонтонская и Канадская епархия

    Эдмонтонская и Канадская епархия
    Эдмонтонская и Канадская епархия — епархия Русской Православной Церкви, существовавшая в 1959—1970 годы. История В конце 1940-х существовала Монреальская и Канадская епархия Русской православной
    Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

    Добавить комментарий!

    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Введите два слова, показанных на изображении: *
    Популярные новости
    Сервис по ремонту квартир в Москве
    Сервис по ремонту квартир в Москве
    Ремонт – это то, что способно вызывать негативные эмоции у большого количества людей....
    Вывоз строительного мусора
    Вывоз строительного мусора
    В придомовом контейнере или просто на улице нередко оказываются крупногабаритные отходы. Штрафам...
    Чаши для костра: особенности выбора
    Чаши для костра: особенности выбора
    Любите проводить время у костра?...
    Все новости